Эдуард Израилевич Кандель

Эдуард Израилевич Кандель родился 14 августа 1923 г. в Одессе в семье служащего. В школу он поступал уже в Москве, куда в 1930 г. переехали его родители. В 1940 г. Эдуард стал студентом 1-го Московского медицинского института. После начала войны он совмещал учебу с работой фельдшера на московской станции скорой помощи, а в 1942 г. вместе с семьей эвакуировался в Томск, где продолжил учебу в медицинском институте. В марте 1943 г. Эдуард Кандель вернулся в Москву, а в октябре 1944 г. с отличием окончил лечебный факультет 1-го Московского медицинского института. Его сразу же призвали в армию, и в качестве военного врача он служил на 3-м Белорусском фронте. Награжден медалями «За боевые заслуги» и «За взятие Кёнигсберга».

Лауреат Государственной премии СССР профессор Э.И. Кандель

Сразу после демобилизации в 1946 г. Э.И. Кандель поступил в аспирантуру Института нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко АМН СССР. После успешной защиты кандидатской диссертации молодой врач и ученый на 1 год был командирован в распоряжение Минздрава Киргизии, после чего вернулся в Москву и стал младшим научным сотрудником Института нейрохирургии, приступив к разнообразной оперативной деятельности и научным исследованиям. Тревожным эпизодом стало внезапное увольнение в разгар начавшегося «дела врачей», однако в середине 1953 г. справедливость восторжествовала, и Эдуарда Израилеви­ча восстановили в должности. В Институте нейрохирургии Эдуард Израи­­левич про­ явил себя как талантливый, самобытный исследователь и хирург. Он быстро стал старшим научным сотрудником и старшим хирургом в клинике восстановительного лечения, Лауреат Государственной премии СССР профессор Э.И. Кандель. изучал опухоли зрительного бугра, исследовал возможности применения ганглиоблокаторов в нейрохирургии, разрабатывал проблемы сосудистой ней­­ ро­хирургии (Лихтерман, 2013).

Э.И. Кандель проводит стереотаксическую операцию пациенту с болезнью Паркинсона.

Побывав в 1950 г. на длительной стажировке в Англии, Эдуард Израилевич нашел свое главное призвание и целиком отдался совершенно новой области науки, вдохновившей его в лучших зарубежных клиниках. Эта область – функциональная и стереотаксическая нейрохирургия. Он в короткие сроки освоил новую технологию и начал впервые в Советском Союзе выполнять стереотаксическим способом селективную деструкцию подкорковых структур для лечения паркинсонизма, дистонии и других экстрапирамидных заболеваний. Таким образом, Э.И. Кандель стал признанным основоположником данного направления в нашей стране.

(а) (б) Стереотаксические расчеты на интраоперационной вентрикулограмме. а – вентрикулограмма с расчетами точки цели. б – Э.И. Кандель (справа) и В.В. Переседов проводят стереотаксические расчеты в операционной.

В полной мере свой талант Эдуард Израилевич проявил в Институте неврологии АМН СССР, куда он перешел по приглашению директора института Н.В. Коновалова в 1965 г. Здесь он организовал и возглавил новое нейрохирургическое отделение, вложив много сил и души в его оснащение передовым на тот момент оборудованием. Для проведения стереотаксических операций им был разработан и внедрен метод криодеструкции с использованием жидкого азота (Kandel, 1965). Данный метод постоянно совершенствовался (при участии ученых из Института неврологии АМН СССР и Института физических проблем АН СССР было создано несколько моделей криоприборов) и успешно применялся не только при самой разнообразной экстрапирамидной патологии, но и при опухолях головного мозга (трансназальная стереотаксическая криогипофизэктомия и др.), сосудистых мальформациях, болевых синдромах, эпилепсии. Им разработана система расчетов точки цели во время стерео­­ таксических операций по данным вентрикулограмм. Профессором Э.И. Канделем совместно с его ближайшим учеником В.В. Переседовым Оперирует профессор Э.И. Кандель: визуальный контроль за ходом стереотаксического вмешательства на головном мозге на экране электронно-оптического преобразователя. был создан авторский стереотаксический комплекс – аппарат Канделя–Переседова, заслуживший всеобщее признание. Всю свою дальнейшую жизнь Э.И. Кандель приобретал и страстно пропагандировал новый опыт хирургии разнообразных двигательных расстройств, писал классические монографии и руководства, воспитывал собственную школу функциональных нейрохирургов. Его капитальный труд «Функциональная и стереотаксическая нейрохирургия» (Kandel, 1989), переведенный на английский язык и вышедший в 1989 г. в издательстве Springer («Functional and stereotactic neuro­ surgery»), стал событием в мировом медицинском сообществе.

Оперирует профессор Э.И. Кандель: визуальный контроль за ходом стереотаксического вмешательства на головном мозге на экране электронно-оптического преобразователяScreenshot

Эдуард Израилевич, как эрудированный ученый, хорошо знакомый с новейшей литературой и с лучшими клиниками Европы и Америки, всегда тонко чувствовал перспективные направления в нейрохирургии. Его отделение в Институте неврологии прославилось своими пионерскими исследованиями по стереотаксическому выключению аневризм головного мозга, стереотаксическому удалению внутримозговых гематом с использованием «винта Архимеда», криохирургии опухолей головного мозга, болевых синдромов, внедрению математических методов в диагностику и прогнозирование течения геморрагических инсультов (в сотрудничестве с известным математиком академиком АН СССР И.М. Гельфандом). Им совместно с И.А. Ивановой-Смоленской и учеными из Института проблем управления АМН СССР был предложен оригинальный метод количественной и качественной оценки тремора с помощью спектрального анализа огибающей электромиографии. Эдуард Израилевич умел зажечь людей своими идеями и наладил тесное сотрудничество с учеными АН и АМН СССР, понимая, что именно на стыке наук рождаются наиболее прорывные идеи и технологии.

(а) (б) Криохирургический прибор. а – внутреннее устройство. б – канюля криохирургического прибора введена с помощью стереотаксического аппарата в заданную подкорковую структуру (момент операции перед началом локального замораживания)

В 1985 г. Э.И. Кандель в составе коллектива авторов был удостоен Государственной премии СССР за разработку проблем сосудистой нейрохирургии.

Монография Э.И. Канделя «Functional and Stereotactic Neurosurgery» (Springer, 1989).

В начале 1980-х годов профессор Э.И. Кандель стал председателем Московского общества нейрохирургов и оставался в этой почетной должности до конца жизни. Благодаря знанию английского языка Эдуард Израилевич часто выступал на зарубежных нейрохирургических форумах (что в те годы в СССР было большой редкостью), вел обширную переписку, постепенно завоевывая мировое признание. И как закономерный итог – его избрание вице-президентом Все­ мир­ ной федерации нейрохирургических обществ.

М. Жванецкий, Э. Кандель, А. Миронов.
В. Смехов и Э. Кандель. 

По остроумному выражению профессора Л.Б. Лихтермана, Эдуард Израилевич Кандель был «самым светским человеком среди нейрохирургов». Он дружил с Иосифом Кобзоном (на сестре которого был женат), Андреем Мироновым (его он в августе 1987 г. безуспешно пытался спасти в рижской клинике после случившегося с актером обширного субарахноидального кровоизлияния), Владимиром Высоцким, Вениамином Смеховым и другими знаменитостями, был своим в литературных и артистических кругах, всегда получал приглашения на премьеры, вернисажи и юбилеи (Высший титул, 1994). С его мнением считались. Так, именно Э.И. Кандель на этапе съемок дал название замечательному фильму «Белорусский вокзал» (Лихтерман, 2013). В. Высоцкий посвятил ему свою известную песню, текст которой начинался так: 

Он был хирургом, даже нейро-,
Специалистом по мозгам,
На съезде в Рио-де-Жанейро
Пред ним все были мелюзга… и т.д.

В. Высоцкий

В коллекции Э.И. Канделя есть и строки, подаренные ему Александром Галичем, которому Эдуард Израилевич в трудное для поэта время очень помог:

Доктор Кандель и другие!
Нет добра без худа…
Ваша нейрохирургия –
Это ж просто чудо!
Спите, люди дорогие –
Исцеленье близко!
Доктор Кандель и другие –
Кланяюсь Вам низко!

Александр Галич

Эдуард Израилевич был страстным коллекционером, с гордостью знакомившим своих друзей и коллег с редким собранием старинных медицинских книг, марок, светильников. Посетителей его знаменитого кабинета всегда поражал огромный научный архив с сотнями статей, фолиантов, фотографий, заготовок к будущим книгам и т.д., которые он содержал в идеальном порядке (Высший титул, 1994).

Удивительно, насколько разным в жизни мог быть этот яркий человек: эмоциональным, взрывным, громокипящим и одновременно вдумчивым, неторопливым собеседником, жестким руководителем (который легко переходил на повышенный тон и зачастую был весьма резок со своими сотрудниками!) и одновременно жизнелюбом с прекрасным чувством юмора и умением дружить. Главное же состоит в том, что он, как по-настоящему творческий человек, оставил глубокий и неповторимый след в нейрохирургии.